среда, 9 марта 2011 г.

Путь к покаянию... из книги М.Бергнера биография экс-гея

 продолжение...
После того как я выписался из больницы, я позвонил своей сестре Аннелис в Милвоки и рассказал ей о своем чудесном исцелении. Начиная с моей юности, она во многом была человеком, благодаря которому я пришел ко Христу. К тому времени она как раз начала посещать занятия в своей церкви, которые вела Лиэнн Пейн и которые назывались «Восстановление личностной целостности через внутреннее исцеление».
Пару недель спустя Аннелис написала мне длинное письмо, которое положила между страницами книги «Сломленный образ» Лиэнн Пейн и отправила мне. Поскольку я готов был принять силу Божью для своего физического исцеления, Аннелис решила, что пришло время проинформировать меня о Его силе в отношении исцеления моей сексуальной жизни. Однако к этому я был еще не готов.
Когда я получил бандероль от сестры, я первым делом открыл книгу и начал читать ее. Уже в первом же абзаце предисловия Лиэнн назвала гомосексуализм проблемой и сексуальным расстройством. Считая себя сознательным геем, я не мог поступить иначе, как обидеться. Я забросил книгу на полку, не удосужившись поинтересоваться, не спрятано ли в ее страницах письмо.
Прошло несколько месяцев. В один из выходных дней я лежал дома со страшной простудой. Я был один. Для человека, прошедшего через больницу, где ему фактически поставили диагноз СПИДа, было достаточно даже обычной простуды, чтобы прийти в ужас от страха. Лежа на кровати под несколькими одеялами и в то же время снедаемый тревожными мыслями о своем здоровье, я неожиданно вспомнил о книге. Куда же я подевал ее?
После продолжительных поисков, я посмотрел наверх и увидел корешок моей книги, выглядывающий сверху из шкафа. Когда я попытался схватить ее, она упала. Из книги выпало письмо Аннелис, которое, подобно падающему с дерева листу, плавно ложилось на пол.
Это письмо подготовило мое сердце к прочтению книги Лиэнн. Аннелис писала мне, что Бог находится вне времени. Являясь автором и создателем времени, Он присутствует в нашем прошлом таким образом, будто все, что происходило с нами много лет назад, происходит прямо сейчас. В результате Господь залечивает все наши раны вне зависимости от того, как давно мы их получили. Следовательно, мы уже не обязаны мириться с тем, что наши старые раны, равно как и грехи, совершенные нами в прошлом, формируют нашу сегодняшнюю жизнь. Далее Аннелис просила у меня прощение за то, что не всегда проявляла ко мне любовь в достаточной мере и часто осуждала меня в своем сердце за мою склонность к гомосексуализму. Наверное, именно последнее признание и побудило меня прочитать книгу Лиэнн.
Читая «Сломленный образ», я испытывал массу неудобств. По причине того что я все еще не был готов распрощаться с образом жизни гея, я не верил описанным в этой книге свидетельствам об исцелении. Несмотря на то, что всего лишь несколькими месяцами ранее я пережил физическое исцеление, я все еще находился под влиянием распространенной теории о том, что гомосексуализм вовсе не является сексуальным расстройством, и потому не нуждается в лечении. Я думал, что это всего лишь одна из альтернатив сексуального поведения. Тем не менее великая истина, заложенная в книге Лиэнн, преодолев стену недоверия, достигла моего сердца: человек несет на себе бремя разрушенных взаимоотношений – с Богом, с другими людьми, с самим собой; вне креста Иисуса нет и исцеления; прощение исходит лишь из ран Христа.
Несмотря на то, что у меня были не лучшие взаимоотношения со многими людьми, общение с моим отцом всегда было для меня наиболее мучительным. Я был настолько ранен им, что иногда мне казалось, будто несмотря на то, что нас разделяют тысячи миль, он постоянно распространяет на меня свое злое влияние, преследуя меня буквально на каждом шагу. Следуя примеру, описанному в «Сломленном образе», я начал ежедневно молиться Господу и просить Его показать мне все события, произошедшие со мною в прошлом, в связи с которыми мне нужно было простить моего отца или принять его прощение. Воспоминания стали всплывать одно за другим. Многие из них были слишком болезненными, и тогда, руководствуясь все той же книгой, я молился об «исцелении памяти». Я и не думал, что такого рода молитвы приведут меня, в конечном итоге, к покаянию в гомосексуализме, признанию его сексуальным расстройством и поиску исцеления. Я полагал, что мои молитвы всего-навсего помогут мне освободиться от негативного влияния прошлого.
Впервые за последние десять лет я начал регулярно молиться. Я заметил: кроме того что Иисус хочет общаться со мной, Он пытается указать направление, которым мне следует руководствоваться в своей жизни. Однажды во время молитвы я почувствовал, что Господь явно говорит мне отказаться от работы в Монреале, о которой я не раз подумывал, и отправиться преподавать в небольшой университет, находящийся в штате Огайо. Через полгода я уже находился в Кеттеринге, штат Огайо. Бостон, ночная жизнь, друзья-геи – все это осталось далеко позади.
На протяжении первых месяцев работы в Университете Райта штата Огайо осенью восемьдесят третьего меня одолевало одиночество. У меня не было возможности часто встречаться с другими геями, и мне сильно недоставало моих друзей, оставшихся на восточном побережье. Ближе к зиме я совсем заскучал. Я начал осознавать, что Бог поставил передо мною выбор между Ним и гомосексуализмом. Впервые я начал серьезно задумываться о том, что благодаря вере в Иисуса Христа могу поменять свою сексуальную ориентацию. Однако моя «политкорректность» не позволяла мне допускать подобные мысли в отношении гомосексуализма (удивительно, но факт – вместо того чтобы рассматривать предмет всесторонне, люди, возомнившие себя «политкорректными», не позволяют себе или другим даже и мысли допустить об исцелении человека от гомосексуализма). С другой стороны, не проходило ни дня без того, чтобы я не думал о физическом исцелении, которое Господь чудесным образом даровал мне многими месяцами раньше.
Ближе к зимним каникулам мне позвонила Аннелис. Она сказала, что Лиэнн Пейн собирается повторить цикл занятий на тему личной целостности, и что первое занятие состоится в первое воскресенье декабря в ее церкви.
- Марио, ты не хотел бы посетить эти занятия, когда будешь здесь?
Я колебался, но затем выдавил из себя «да».

- Здорово. Вообще-то я уже и так тебя зарегистрировала, – ответила Аннелис.
По мере приближения первого дня занятий я начал чувствовать некоторое беспокойство. Собрания церкви проходили в помещении начальной школы в восточной части Милвоки. Когда я приблизился к входной двери школы, страх и ужас наполнили меня до такой степени, что я начал беспокоиться, что меня может вырвать.

«Иисус, на помощь»! – взывал я. К моему удивлению, в моем воображении тут же появился образ мусорного бака, доверху наполненного гнилыми отходами. Не переставая молиться, я увидел, как крышка этого бака сдвинулась и почти закрыла собой вонючую, темную массу. В результате, между крышкой и баком осталась только небольшая щель. Я почувствовал, что этим Господь хочет успокоить меня и сказать, что Он будет поднимать на этих занятиях только те вопросы, с которыми я смогу справиться без особых потрясений. Я боялся, что если на меня свалится все сразу, я этого не выдержу. Оглядываясь назад, я вижу, что защищая себя, я не хотел признавать гомосексуализм сексуальным расстройством, и что Господь начал освобождать меня от подобного рода самозащиты. Депрессия, которую я переживал многие годы в скрытой форме, стала проявляться все более явным образом. Я был на грани нервного срыва.
Когда я вошел в класс, в котором проходили занятия, Лиэнн уже проповедовала. Аннелис заняла мне место возле себя и, обернувшись, кивала мне. Я сел возле нее и тут же начал рассматривать помещение – старый гимнастический зал, в котором даже обруч для игры в баскетбол был согнут и почти касался потолка. Лиэнн была одета в белую блузку и прямую черную юбку. На ее плечах висела великолепная вязанная шаль, по-видимому, не фабричного производства.
Я заметил, с какой радостью она читала Псалом 138, акцентируя особенное внимание на стихах 13-16:
Ибо Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей.
Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это.
Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы.
Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было.

Затем она сделала паузу и сказала примерно следующее: «Дорогие мои, Бог-Отец знал вас еще до вашего рождения. Он получает великое наслаждение, оттого что находится рядом с вами. Ему очень приятно находиться вместе со Своим народом. Он воплотился в Сыне Своем, Иисусе. Бог присутствует в воспоминаниях всех тех событий, которые сформировали вас. Он приходит для того, чтобы исцелить все раны, которые вы получили в своей жизни». Подобно первокласснику, узнавшему что один плюс один равно два, я понял, что это правда. Мои глаза наполнились слезами, и я почувствовал, как что-то очень болезненное начало вырываться наружу из глубины моего естества.
Я пытался справиться с собой, но боль становилась настолько невыносимой, что я с трудом мог слышать. Лиэнн продолжала учить, но я лишь изредка мог разобрать ее слова, чувствуя, однако, как глубоко они западают в мое сердце. Фактически, я услышал только несколько слов, вырванных из контекста: "ОТЕЦ… ПРОЩЕНИЕ… КРЕСТ ХРИСТОВ…» Я думал: «Интересно, это Лиэнн несет такую околесицу или же это я воспринимаю все таким образом»? Оглядываясь назад, я вижу, что в тот момент внутри меня сработала некая система защиты. Действие этого механизма, не позволяющего мне открыто признавать свои проблемы, привело меня к тому, что я услышал лишь те слова, которые моя душа была готова вместить.
Лиэнн посоветовала нам завести молитвенный дневник, что я и сделал. Она сказала записывать в него все мысли, которые возникают у нас в отношении Бога, все, что Он говорит нам, и мы говорим Ему, а затем терпеливо ожидать слова исцеления. Вот первая запись, которую я сделал в своем дневнике.
7 декабря, 1983
Глубоко внутри себя я уверен в том, что в процессе моего полового созревания произошли серьезные изменения. Хотя это и может звучать подобно какой-то про-геевской политической риторике, все эти изменения были настольно естественными, что я и теперь убежден в своей правоте.
Тем не менее на первое место в своей жизни я ставлю веру в Отца, Сына и Духа. Посему я повторяю снова и снова: «Я не могу надеяться на то, что Бог изменит меня, но могу рассчитывать, что Он сделает это по причине того, что я обладаю верой».

По-прежнему не будучи до конца уверенным в том, что гомосексуализм может быть исцелен, я все же строил свои взаимоотношения с Богом. И однажды я достиг стадии, на которой уже не мог более игнорировать Его. Я уже не мог представить себе жизни без Бога. Если Он хочет, чтобы я изменил свою сексуальную ориентацию, я готов. В конце концов, я даже согласен исполнять все, о чем Он меня попросит. Я был честен перед Господом. Большей части меня нравилось быть геем, ей нравился соответствующий образ жизни, и она наслаждалась похотью, приходящей вместе с каждым новым партнером. Гомосексуализм вовсе не внушал мне отвращения, напротив, он приносил мне массу удовольствия, и я так и написал об этом в своем молитвенном дневнике.
Во время моего пребывания в Милуоки Бог пролил немало света в самые темные уголки моего прошлого. В них прятались болезненные воспоминания детства, которые я усиленно пытался игнорировать ранее. Я начал спрашивать себя: если мое прошлое сыграло такую важную роль в становлении моей сексуальной ориентации, тогда насколько «естественным» был мой гомосексуализм? В декабре я предпринял некоторые шаги к тому, чтобы приблизить исцеление, которое Господь пытался излить на меня. Я даже обуздал свои сексуальные фантазии и сопутствующую им мастурбацию, хотя все это стоило мне невероятных усилий и усердных молитв.
По возвращении в Огайо перед началом нового семестра я чувствовал себя ужасно. Теперь я был не только страшно одинок, но, к тому же, озабочен новыми проблемами, всплывшими из глубины моего естества. Я смутно помнил название церкви, которую посещал один из моих студентов, единственный христианин в моей группе, и решил пойти на вечернее служение.
Слушая простое евангельское послание, я начал понимать причины, по которым мои гомосексуальные наклонности так глубоко развились во мне. Сначала книга «Сломленный образ», затем советы пастора Аннелис, Дейва Брауна, занятия Лиэнн и, наконец, этот незамысловатый проповедник, все они указывают на одно – на Крест Иисуса. Я понял, наконец, что моя склонность к гомосексуализму – это не что иное, как греховная реакция моего сердца на грехи, которые совершали против меня другие люди, а также на раны, причиненные моей душе вследствие этих грехов. Гомосексуализм внутри меня поднялся как защитная реакция на испытываемую боль. Впервые я осознал, что должен покаяться в этом грехе. Я был подобен блудному сыну, который «пришел в себя» (Лк.15:17). Вот так и я «пришел в себя», когда понял, что, оказывается, мою личность формировали совершенные в прошлом грехи, как мои собственные, так и грехи других людей.
Когда проповедник призвал к покаянию и примирению с Богом, я вышел вперед, едва сдерживая слезы. Ко мне подошел помощник пастора и тихо спросил: «Ты знаешь, что отныне твое имя будет записано в Книге жизни Агнца»?
Я с трудом сдерживался, чтобы не зарыдать. Я раскаивался в своих грехах. Мое тело трепетало от присутствия Божьего. Задыхающимся голосом я выдавил из себя:
- Нет, я слишком много грешил.

- Это не имеет значения, просто покайся в своих грехах. - Сказав эти слова, он проявил ко мне милость и воистину послужил мне.
Со слезами раскаяния я исповедовал все свои грехи, включая грех гомосексуализма.

Затем помощник пастора сказал мне: «А теперь попроси Иисуса, чтобы Он показал тебе Книгу жизни Агнца и твое имя, вписанное в нее Его кровью». И вот что я увидел: мое имя, Марио Бергнер, было вписано красными буквами в Книгу жизни! Это видение затронуло самые глубокие струны моего естества, и слезы радости хлынули из моих глаз. То, что произошло далее, я расцениваю исключительно как Божье чудо.
Помощник пастора спросил:
- Ты хочешь наполниться Духом Святым?
- Конечно, – ответил я, не понимая, однако, о чем идет речь.

Он подозвал нескольких старейшин церкви. Кто-то возложил на меня свои руки, кто-то поднял вверх мои. Помощник пастора молился: «Господь Иисус, приди и наполни этого человека Своим Духом Святым».
Подобно вихрю с неба, Дух Святой сошел в глубину моего естества, разогнав затаившийся в нем страх. Слезы радости новым потоком покатились по моим щекам. А уже несколькими мгновениями спустя из моих уст хлынули небесные языки. Я знал, что мои слова выражали не что иное, как хвалу Богу и восхищение Им.
В тот вечер я вернулся домой свободным. Болезненное возбуждение и страх, снедающие меня многие годы, исчезли. В моем разуме вместо хаоса и смущения наконец-то восстановился порядок. Я был в мире с Богом. Спокойствие и безмятежность наполнили мою душу. Я не только получил прощение грехов, не только принял могущественное крещение в Духе Святом, но также был освобожден от множества демонов, которые, пользуясь моим грехом, чувствовали себя хозяевами в моем теле.
Впервые за последние десять лет я спал, не просыпаясь, до самого утра. Встав на следующий день, я неспеша вышел на кухню, приготовил себе чашечку кофе, вышел во двор и неотрывно глядя на синее-синее небо, все еще переживая исходящий от Бога глубокий мир, спросил: «Господи, было ли все это сном?»

То, что происходило со мной на протяжении последних одиннадцати месяцев, в период между лечением в Бостонской городской больнице и моим покаянием в маленькой церкви в Огайо, было Божьим ответом на вопросы, которые я задавал Ему еще в юности. В этот период времени по причине обстоятельств, связанных с крайне греховным образом моей жизни, я, как говорится, дошел до ручки. Удивительно, ведь именно тогда Иисус милостиво ввел меня в Царство Божье. Это были наиболее трудные месяцы в моей жизни – Бог изменял мое сердце, делая его «сокрушенным и смиренным» (Пс.50:19), чтобы, в конце концов, я мог принести жертву покаяния.

В дни Иисуса раввины любили говорить: «Важность покаяния заключается в том, что оно приносит исцеление миру». 1 Я благодарен Богу за все эти одиннадцать месяцев, вследствии которых я избежал глупых психологических учений, покрывающих внутреннюю боль, вместо того чтобы открыто назвать некоторые ее проявления грехом. «Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху» (2Тим. 4:3). Иногда подобного рода сердечные муки являются ничем иным, как стремлением человеческой души освободиться от греха. Однако, к несчастью, многие люди так никогда и не обретают этой свободы, поскольку они не приходят к Богу в глубоком покаянии и не принимают Его прощения.
Покаяние у Креста Христова является основой всякого исцеления. Оно является необходимым средством для каждого, чья душа стремится к свободе от контролирующего влияния, вне зависимости от того, какой бы сферы жизни это не касалось. На начальном этапе только покаяние может избавить человека от сердечной боли и обеспечить дальнейшее исцеление его души. Именно Крест Иисуса и, соответственно, покаяние, к которому он призывает, наделили меня способностью вырваться из оков своего греховного прошлого. Я больше не отождествлял себя с гомосексуализмом. Я был свободным человеком, готовым вступить в бой, готовым стать на славный путь отождествления себя со Христом. Теперь исцеление, которое Иисус начал в моей жизни, может быть достигнуто в полной мере! Я могу быть полностью исцелен!
Продолжение следует...

Комментариев нет:

Отправить комментарий